АНАЛИЗ ПЕРВОИСТОЧНИКА. ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

ИСТОРИЯ РОССИИ ГЛАЗАМИ ЗАРУБЕЖНЫХ ШКОЛЬНИКОВ

Опубликовано в печатной версии журнала. Вып. № 3.

Материал подготовлен доктором педагогических наук Ольгой СТРЕЛОВОЙ

Вместо вступления
«Россия в мире» — новый интегрированный учебный предмет под таким названием планируется ввести в содержание общего образования в старшей школе. Эта идея вызвала неоднозначную реакцию в российском обществе. На сегодняшний день не сложилось единого взгляда на модель этого предмета и в педагогической среде.

Между тем Россия активно интегрируется в современное мировое сообщество. Как представляется её прошлое и настоящее в школьных учебниках истории и общество­знания зарубежных стран? Что в историко-­культурном наследии нашей страны интересует преподавателей общественных дисциплин? Какие темы они обсуждают с учениками на уроках, посвящённых России и глобальным проблемам современности?
Если вопрос о том, как история России представлена в учебниках разных стран мира, периодически освещается в педагогической прессе, то «живые» зарисовки уроков зарубежных коллег нам фактически не знакомы.

Поэтому я надеюсь, что сценарий практического занятия, которое подготовил и провёл учитель истории Николай Чакыров из болгарского города Русе, станет интересен российским педагогам и с профессиональной, и с культурологической точек зрения.

 

Советский Союз в период между двумя мировыми войнами

Николай Чакыров,
средняя общeобразовательная школа
с преподаванием на немецком языке
имени Фридриха Шиллера,
Русе, Болгария

В школах Болгарии в 10 классе курс «Мировая история» изучается с конца Первой мировой войны до наших дней, и в учебниках есть темы, которые касаются исторического развития России в соответствующий период.

В учебнике[1], по которому работают десятиклассники, русской истории посвящены два параграфа. В первом — «От России к Советскому Союзу» — рассматриваются большевистский переворот 1917 года и последовавшая за ним гражданская война, тоталитарная диктатура, новая экономическая политика В.И. Ленина, процессы индустриализации и коллективизации, террор во времена И.В. Сталина. Второй параграф озаглавлен «СССР между величием трагедии и трагедией „величий” (1945–1989)» и в нём освещаются развитие Советского Союза после Второй мировой войны, время Н.С. Хрущёва и его политика десталинизации, правление Л.И. Брежнева и глубокий экономический и культурный кризис советского общества, время М.С. Горбачёва и перестройка[2]. О Советском Союзе также идёт речь и в других параграфах, которые посвящены Второй мировой войне и распаду коммунистической системы в 1989 году[3]. Все эти тексты сопровождаются историческими документами, схемами и фотографиями, равно как и вопросами к ним.

Анализ исторического документа — это деятельность, которая часто используется в обучении истории. Она способствует развитию умений и компетенций учеников в сфере сравнения, анализа и обобщения информации. Один из акцентов в Государственных требованиях[4] и в новых учебных программах по предмету «История и цивилизации» сделан на работе школьников с разными источниками исторической информации, на формировании знаний о разных типах источников и способности извлекать, интерпретировать и сопоставлять данные, делать собственные заключения[5]. Подобная деятельность помогает сделать урок истории более интересным и увлекательным для учеников, даёт стимул к высказыванию собственного мнения, его обоснованию и защите. Учителя активно используют для этого специальные рабочие листы, которые школьники хорошо воспринимают.

Ниже представленный урок был проведён в начале 2012 года в 10 классе средней общеобразовательной школы имени Фридриха Шиллера (с преподаванием на немецком языке) в городе Русе.

Цели урока:

  • обобщить и расширить знания учеников по истории СССР в период между двумя мировыми войнами, о признаках тоталитарной системы и её особенностях в Советском Союзе;
  • развивать умения и компетенции: анализ исторического документа, группировка и систематизация информации, работать в команде, формулировать и аргументировать собственное мнение;
  • прослеживать связи между прошлым и современностью.

В связи с этим основной деятельностью школьников на уроке был анализ исторического документа. В качестве главного источника были использованы воспоминания бригадира В.Я. Шидека[6].

В своём вступительном слове учитель напомнил о значительных переменах, которые наступили в России после 1917 года. Затем последовали два вопроса ученикам:

1) Каковы были последствия политических и экономических преобразований большевиков для русского общества?

2) Как русские восприняли эти перемены?

Цель этих вопросов — обобщить знания старшеклассников и создать условия для оценки ситуации в России после взятия власти большевиками.

Затем ученики разделились на несколько групп. Каждая получила по одному рабочему листу, в который были включены переведённые на болгарский язык воспоминания В.Я. Шидека и вопросы к первоисточнику.

В течение 20 минут школьники знакомились с текстом и письменно отвечали на вопросы.

Сначала ученики определили время, к которому относятся эти воспоминания — периоду индустриализации. Группы были единодушны в мнении, что условия жизни в бригаде советских рабочих оказались «ниже всякой критики», но автор документа равнодушен к этому обстоятельству и не жалуется на них, для него они нормальные и приемлемые, и он даже гордится тем, что жил и работал в таких суровых условиях. Одна из команд школьников аргументировала своё мнение так: «В. Шидек доволен этими условиями, потому что не выражает протест».

Причины отрицательного отношения французов к бригаде советских рабочих ученики видят в «больших успехах, которых достигают каменщики; факт, что французы ни в коем случае не могли сравнивать себя с ними и даже пали духом из-­за совершённой работы и невероятного желания рабочих совершить возможно большую работу».

Все группы старшеклассников считают, что героя воспоминаний можно характеризовать как типичного представителя нового, советского общества, потому что он «самоотверженный и воодушевлённый», «во имя общества поставил работу на первое место», «испытания и трудности сделали его выносливым». В то же время «тотальная пропаганда внушила ему, что всё, что он делает, способствует благополучию страны и выполнению поставленных партией задач».

Учитель задаёт конкретизирующие вопросы, ответы на которые ученики дают на основе своих контекстуальных знаний, более глубокого анализа документа и эмпатического воображения:

1) Как В. Шидек попал на стройку — насильственно или добровольно? (Скорее всего, добровольно).

2) Были ли у рабочих какие­-то развлечения и как, по мнению учеников, кончался их день? (Ответы объединяются вокруг фразы, что у рабочих были балалайка и гармонь, а в мелочах быта ученики отдаются своей фантазии. Ребята одной из групп ответили, что в стране, управляемой «железной рукой», развлечений просто не могло быть. Можно предложить ученикам сравнить условия работы и жизни советских и современных строителей).

3) Есть ли в тексте источника доказательства существования в СССР культа личности? (Ученики доказывают его наличие присутствием в бараке, где живут рабочие, портретов вождей и фактом, что окончание первого этапа строительства коксовых печей они представляют как дар очередной конференции партии большевиков).

4) Что для В. Шидека было важнее — личная жизнь или работа? Почему вы так думаете? (Никто из старшеклассников не утверждает, что личная жизнь занимала ведущее место в мировоззрении бригадира. Пропаганда превратила его в ничтожную часть системы и заставила не обращать внимания на мелочи жизни. Современные ученики упрекают Шидека и не могут понять, как может человек до такой степени углубиться в свою работу, чтобы забыть семью, безразлично и спокойно отнестись к смерти собственного ребёнка).

5) Эта реакция школьников порождает следующий вопрос: Можно ли причислить умершего ребёнка бригадира к миллионам жертв тоталитарного режима в Советском Союзе? (В ходе разговора один ученик заявляет, что только после анализа этого исторического документа он осознал масштабы тоталитарной пропаганды и культа личности).

Урок истории, в основу которого положена работа с первоисточником, помогает ученикам совершенствовать умения анализировать, обобщать, оценивать факты, участвовать в дискуссии, аргументировать собственное мнение. Одновременно с этим формируется гражданская позиция старшеклассников.
_____________________________________________________________________

ПРАКТИКА

ПЕРВОИСТОЧНИК
Из воспоминаний бригадира В. Я. Шидека

Рабочий лист

«…В октябре 1929 года мы — артель каменщиков из шести человек — прибыли на площадку Кузнецкстроя…

Жили мы в бараке № 14, вся артель в одной комнате. Поставили плиту, наняли женщину, и она нам варила обед и ужин. Ведь тогда была одна­разъединственная столовка, да и та в земляном бараке. Порядка в ней не было, ложек не давали, и каждый столующийся приходил со своей ложкой. А нет — так хлебает через край, а кашу корочкой выгребает. Посуда мылась на том же столе, где и обедали. Придёт посудомойка с ведром, поставит на стол, перемоет всё и переходит на другой стол.

Мы большое внимание обращали на чистоту. Спали на топчанах, но как только заведутся клопы, мы их ликвидируем немедленно. Утром мы все перетрясали постели. В бараке у нас была коллекция портретов вождей, были исторические картины. Имелись балалайки и гармонь.

Производственные собрания своей артели мы устраивали тут же в бараке, прямо за чаем, почти ежедневно…

Начали мы со здания заводоуправления. Тут мы впервые ввели подогрев гравия. Бетон приходилось лить на морозе, а так как печей не было, то мы обливали гравий кипятком. Бетон ложили на перемычки, а чтобы не промерзали фундаменты, накрывали кошмой, паклей и бетонировали. Тут нам задавали норму в 500 кирпичей, но мы сами повысили до 1000 кирпичей. Старались работать быстрее и поэтому перерывы на курение не делали. Чтобы завернуть цигарку на махорке, нужно затратить минуту­-две, а это стоит десятки кирпичей. Поэтому мы курили только папиросы и только на ходу…

В мае 1931 г. нас перебросили на кладку коксовых печей. Кладка здесь сложная — из наших каменщиков никто на такой не работал. Здесь работали французы, и они дали норму 0,5 тонны. Плановый отдел увеличил до 0,8 тонны. Но когда я подсчитал, то понял, что какая бы ни была сложная работа, а тонну­-то уж сделать можно. Мы выдвинули тонну.

Французы косились на нас, считали чудаками и сердились, особенно когда мы ещё новый встречный план выдвинули — 2,2 тонны. Потом мы и эту цифру перекрыли, давая до 3,8 тонны.

Французы несколько раз бросали работу и со злостью уходили, потому что они не успевали за нами смотреть…

Когда мы кончали первую батарею в подарок XVI партийной конференции, то я в течение четырёх дней домой не уходил с печи, домой не являлся. Подушкой для отдыха мне служила рельса, а чтобы было помягче, подкладывал брезентовые рукавицы… Как раз перед этим у меня заболела жена, и я её отправил в Томск, а дома остались двое ребят, одному 3 года, другому 7 лет. И вот на второй день после моего ухода младший сынишка заболел и скоропостижно помер. Я под производственным угаром забыл про ребятишек. На пятый день прихожу домой и вижу — младший мой ребёнок помер, а старший где­то ходит по площадке и ищет меня. Соседи тоже ходили и искали, но не нашли. А трупик начал уже пахнуть…»

Вопросы:

1. Выделите в источнике фразы, описывающие бытовые условия строителей Новокузнецка. Можно ли определить, как автор воспоминаний относится к этим условиям? Он возмущён ими? Он гордится тем, что жил и работал в таких условиях? Он воспринимает их как должное?

2. Почему французы так сердились на бригаду Шидека?

3. Чем бы вы могли объяснить трудовой энтузиазм и крайнюю самоотверженность героя воспоминаний?

4. Можно ли сказать, что он был «типичным представителем» нового общества?

[links&resources]

[1] Марков, Г. и др. История и цивилизация за 10 класс, — Просвета, 2001. С. 38–43.
[2] Там же, C. 136–139.
[3] Там же, C. 81–91, C. 191.
[4] «Начавшаяся в Болгарии в 1990­-е годы модернизация школьного исторического образования предопределялась наступившими в стране и мире социально-­экономическими, политическими и идеологическими переменами. Осуществилась и известная децентрализация образования. Введена вариативность учебных программ, но посредством Государственных образовательных требований была гарантирована единая основа для оценки достижений школьников. Болгарские стандарты ориентированы исключительно на умения и компетенции школьников, в их функции не включён отбор учебного содержания» // Кушева, Р. Модернизация исторического образования в Болгарии. — Преподавание истории и обществознания в школе, 2006, № 5. C. 56­60./a>
[5]
Държавен вестник, 2000. № 48. — C. 88.
[6] Шаповал, В. В. и др. Мозаика культур. — М.: Локус­Пресс, 2005. — C. 217.

 

 

АНАЛИЗ ПЕРВОИСТОЧНИКА. ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

ИСТОРИЯ РОССИИ ГЛАЗАМИ ЗАРУБЕЖНЫХ ШКОЛЬНИКОВ

: 1 комментарий

  1. Уважаемая Ольга Юрьевна, спасибо за представленный в статье материал! Как всегда удивляете новизной и стремлением работать на практического педагога. Взляд зарубежных преподавателей истории на Российскую историю, их практический опыт всегда интересен для российского учителя истории.

Комментарии запрещены.