ГУМАНИТАРНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИМПЕРАТИВНАЯ РОЛЬ

Опубликовано в печатной версии журнала. Вып. № 1.

Воспитание в школе — это обучение гуманитарному и социальному знанию, а также обучение компетенциям его надлежащего исполнения через собственные усилия и деятельность всех школьных акторов — взрослых (включая родителей) и детей, детей и взрослых.

 

Лев

ЛЮБИМОВ,

доктор экономических наук,

профессор,

первый проректор

НИУ ВШЭ

 
По данным соцопросов, свыше 40% молодежи грезит отъездом из России. Это очевидная манифестация непатриотизма и негражданственности, впервые возникшая на Руси за её тысячелетнюю историю. Десятки тысяч молодых людей за 500–1000 рублей готовы покричать на митингах, сегодня против «оранжевых», а завтра против Путина. По всей стране «затейники-вербовщики» за сутки готовы собрать толпу юных сторонников любой «бузы». «Деньги не пахнут», — говорят выпускники наших школ, директора которых «всегда готовы!» отрапортовать о своих достижениях в деле воспитания патриотизма, гражданственности, порядочности.

Много раз я присутствовал на обсуждении вопросов школьного воспитания, в том числе патриотизма. Всегда один и тот же цветастый фейерверк. «Икс» встреч, «игрек» митингов и собраний, «зет» походов по местам боевой славы. Но ни разу никто не остановился и не сказал: «А как же 40% мечтающих плюнуть на эту страну и податься за кордон на золотые хлеба?».

Впрочем, однажды случилось. Осенью 2010 г. была коллегия, на которой впервые появился её новый руководитель И.И. Калина. Все началось как всегда. «Главный по воспитанию» доложил, что «иксов», «игреков» и «зетов» стало на 7% больше. Вторым выступил одиннадцатиклассник N (он же председатель какого-то совета по школьному управлению) и по бумажке, явно отредактированной предыдущим оратором, доложил, что «все дети Москвы, как один, в едином порыве…» Узнаёте? Но, на свое несчастье, мальчик в своей речи слишком зациклился на единственно главном — для чего всех их, детей, ежедневно воспитывают, поощряют, вразумляют, и что ими, детьми, действительно считается главным. Этим главным оказалась «наша будущая успешность»! Вот и все плоды просвещения.

Нашелся все же некто, кто задал юному политдеятелю вопрос: «С успешностью понятно. А как насчет «любви к родному пепелищу, любви к отеческим гробам?» Дискуссию тут же закрыли… Я, конечно, не думаю, что это был тотальный финал советско-российской симуляции дела при реальностях полного провала этого дела. Ибо никакой внятной новой политики в этом деле с тех пор не появилось ни в Москве, ни в иных городах и весях России. Именно политики! Мы в нашей постсоветско-чиновничей культуре не можем уразуметь, что воспитание, духовность, нравственность, система ценностей — нечто, что создаётся не за год, и не в двухлетних проектах, даже если они национальные. Это стратегическая политика. И начинается она с главного — воспитания в школе и воспитания в окружающей школу среде.
Воспитание в школе — это обучение гуманитарному и социальному знанию, а также обучение компетенциям его надлежащего исполнения через собственные усилия и деятельность всех школьных акторов — взрослых (включая родителей) и детей, детей и взрослых. В этой статье поговорим о гуманитарном образовании. Начнём с того, что его в нашей стране и не было в последние 100 лет.

Содержательно гуманитарное знание в советской школе ограничивалось уроками истории, русского языка и литературы, иностранного языка, частично географией, редкими уроками рисования и музыки. Ради дела, но в ещё большей мере ради симулякра содержались дворцы пионеров — довольно профессиональное ДПО, достаточно квалифицированно выполнявшее свою работу для меньшинства, но симулякр для большинства детей. Безусловно, эффективным было обучение (причём в деятельностных формах) социальным компетенциям в школьных организациях октябрят, пионеров и комсомольцев. Они действительно давали навыки политического, социального и этического поведения в советском обществе, служили серьёзным источником формирования ценностных скрепов советского общества, которые поддерживались и охранялись деятельностью КПСС. Важно особо подчеркнуть деятельностный характер реализуемого через эти школьные «добровольные» организации обучения социальным компетенциям. Именно деятельностная форма делала это обучение эффективным. И это не риторика.

С 1991 года эти организации исчезли, и вместе с ними исчезло какое-либо целенаправленное и организуемое как часть некоей политики деятельностное воспитание в школе. Остались лишь гуманитарные предметы. Вышедшая затем в 90-е и нулевые годы за все мыслимые рамки бездуховность как общества в целом, так и молодёжи в частности показала нам, какова реальная «эффективность» этих предметов. Выпускник нынешней школы — вполне сформировавшийся носитель примитивного утилитаризма, мечты об успешности вдруг и сразу, с отсутствием какой-либо привязанности к большой и тем более к малой родине. Если проследить «средний» географический маршрут мечты молодого человека из посёлка N, то он примерно таков: из посёлка в столицу региона, затем в одну из двух столиц России, затем… в общем, как повезёт, но ни шагу назад, т.е. ни шагу к «родному пепелищу и отеческим гробам».

О чём всё это говорит? Сегодня стоит задача создания гуманитарного образования, которое отвечало бы идеям и принципам (не идеологии) Конституции Новой России. Одним из ориентиров для её решения может служить новый Федеральный государственный образовательный стандарт, две части которого уже приняты и частично действуют, а третья, скорее всего, будет принята в ближайшее время.

Основные идеи ФГОС — деятельностная школа (вместо трансляционной), развитие личности, развитие интеллекта — возможно реализовать только при ином гуманитарном образовании, ином по содержанию и исполнению. В качестве примера приведу литературу. В большинстве школ она до сих пор преподаётся в «содержательной» парадигме В.Г. Белинского и его последователей (т. е. в парадигме классовых отношений и борьбы). Много раз слышал возражения от учителей о том, что это давно не так. Но тогда позволю сначала назвать лишь несколько подлинных сквозных идей великой русской литературы:

  • идея вины;
  • идея тяготения к справедливости (Правде) и добру, которые потом на практике превращаются в несправедливость и зло;
  • идея поиска «середины», согласия, любви как спасения в противовес идее манихейства, мятежа;
  • идея «маленького человека», чьи социальные интересы и связи находятся вне контакта общества и государства, вне участия в устроении государства или своего города (городка), чья культура является архаичной, догосударственной (локалистской), таящей в себе возможность беспощадного бунта;
  • идея религиозности великой русской литературы (в этом её отличие от европейской
    литературы) — жизнь, смерть, рождение, уход души к Богу.

Что-то не приходилось мне слышать от выпускников школ о посвящении их в эти идеи. Существует уникальный курс «Философия русской литературы» (авторский курс доцента ВШЭ Б.К. Кнорре), который раскрывает подлинные, в корне противоречащие оценкам Белинского и др., смыслы произведений великой русской литературы. Русская левая интеллигенция создала феномен раздвоенности русского общественного сознания. Выдающийся российский мыслитель С.Л. Франк писал по этому поводу: «…её (эту раздвоенность. — Л.Л.) сложно подметить всюду — за вычетом, быть может, только русской художественной литературы, которая силою своего исключительного гения сумела преодолеть эту раздвоенность и, усвоив величайшие труды общечеловеческой культуры, оставалась верною настроению и духовному складу всей нации». Именно «всей нации», а не тому, чему обучали и обучают нас и сегодня в наших школах с подачи русской революционной критики и её советских продолжателей.

Отдельно следует сказать об особой роли гуманитарного образования для развития интеллекта. Ещё И. Кант писал о том, что существуют два типа мышления: одно основано на логике, счёте, анализе и объясняет наблюдаемое, а другое — на синтезе, ассоциативном процессе, воображении, интуиции и ведёт к инсайтам, открытиям. Значительно позднее психологи определили, что первый (аналитический) тип мышления аттрибутируется левому, а второй (синтетический, или холистический) — правому полушарию человеческого мозга. При этом развитие правого зависит именно от гуманитарного образования.

Гуманитарные науки изучают культуру, её состояние, институты, духовные феномены, воплощаемые в текстах, совокупность абсолютных ценностей, созданных и создаваемых человечеством и составляющим его духовно-общественное бытие. В материалах, текстах гуманитариев содержится вся сумма программ (поведения, общения, взаимодействия, взаимосвязей) человека, которые управляют этим общением, взаимодействием, взаимосвязью, а эти последние в своей сумме и есть общество. Прирост правильно «отформатированных» взаимосвязей, отношений и взаимодействий — это усложнение общества, его прогресс, а их распад — упрощение и уплощение общества, социальная энтропия.

Синтетический тип мышления, развитость которого зависит от качества гуманитарного образования, чрезвычайно обеднён у нас. Именно придавленность этого типа мышления так и не привела в нулевые годы, когда появились ресурсы к росту, к взрывному развитию экономики, как это произошло в Китае, Индии, а ещё ранее в Японии и Корее. Эти страны как раз и характеризуются преобладанием синтетического социокогнитивного мышления, которое развязывает творчество, мечту, драйв.

Период после 1917 года — время неслыханного упрощения культуры, «игра в шахматы на четырёх клетках», обучение новых поколений чёрно-белому восприятию любых культурных феноменов, оглупление среднего человека, обнуление его способности к рефлексии. Это и атомизация общества, воспитание тотального недоверия, ведущего к распаду естественных, неорганизуемых связей, стерилизация любых попыток появления гражданского общества. Критико-литературные технологии Белинского играли в этих процессах огромную роль, воспитывая молодёжь в духе классовой ненависти, оглупляя её, снижая её интеллектуальный и творческий потенциал, дегуманизируя её. Между прочим, соцопросы всех последних лет тоже выявляют неуклонное снижение IQ у нашего населения. Международные мониторинги наших 10-летних и 15-летних школьников показывают, что 10-летние почти всегда лучшие в мире, а 15-летние были в 2002 году 28-е, а теперь 43-и. Этот провал выявляет страшную особенность наших девятиклассников — непонимание ими текстов, а следовательно, убогость их устной и письменной речи, их языка. А язык и мышление — почти синонимы. И всё это — результат нашего убогого гуманитарного образования.

Добавим к этому то, что язык — важнейший фактор формирования национальной идентичности, фактор состояния культуры, которая переживается тоже как фактор формирования идентичности. Провал духовности, чувства патриотизма, идентификация молодёжи (особенно русской) не с Отечеством, а с фан-клубами, маргинальными тусовками — всё это следствие «пустоты» правого полушария.
Сегодня нужна глубокая перестройка содержания гуманитарного образования, а в ещё большей мере — технолого-педагогическая перестройка. Развитие личности — это участие (партиципация). Предназначение каждого из нас — сбыться, стать, состояться, вочеловечиться (гуманизироваться). Школьнику не дают стать, осуществиться с первых шагов в школе. Его «кукловодят», ему читают вслух, ему диктуют, его толкают к зубрёжке, ему указывают, что писать, что решать, что говорить. Он лишён права выбора, т. е. свободы. Freedom — это «право выбора». Если этого права лишают, то сама человеческая природа ребёнка жаждет другой свободы — liberty, т. е. свободы от ограничений. Отсюда следующий шаг — к вседозволенности. Естественная интенция свободы сменяется угрожающей интенцией анархии, беспринципности. Увы, ведь русское слово «свобода» содержит обе указанные коннотации.

Только участие ведёт к развитию личности, только свобода выбора даёт шанс сбыться, осуществиться. Только воспитание в ребёнке самости ведёт к формированию в нём личности, через его участие, его усилие, его деятельность, его самообучение, самосвершение, гуманизацию самого себя. И никаких не нужно пионерских и комсомольских организаций, в которых из каждых ста членов воспитывали 96 «пофигистов» и четырёх будущих карьеристов. Последние в 90-е как раз всё сумели «попилить», оставив остальных ни с чем, — реальные «плоды просвещения» по-советски.

Задача развития личности не игнорирует желания быть успешным. Но личность сбывшаяся, исполнившаяся — это уже и есть успех навсегда (остальное — дело техники). А одиннадцатиклассник, грезящий об успешности, — это заявка на то, чтобы потолкаться локтями. Не заработать, не заслужить (служат, работают личности), а прорваться, подгадать, «урвать» побыстрее, впереди всех. Это ментальность людей гуманитарно невежественных.

 

Задача воссоздания гуманитарного образования в школе — условие решения задач развития личности и мышления. Реализация этих двух задач в действительности означает ещё более важное достижение — формирование (через прирастающие поколения) нового народа России с культурной матрицей, отвечающей конституционному вектору её исторического развития. Ядро этой матрицы — личность, гражданин. Речь идёт, таким образом, о задаче императивной для национальной судьбы.

ГУМАНИТАРНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ШКОЛЕ: ИМПЕРАТИВНАЯ РОЛЬ: 1 комментарий

  1. Автор статьи приводит доводы в узком понимании в части желания молодежи покинуть страну, связывая это лишь с материальной мотивацией. Вместе с тем по всему миру идет процесс глобализации, где по различным данным имеется N процент молодого, творческого, амбициозного и т.д. населения желающего покинуть страну и личностно реализоваться. При этом проживая за приделами своей родины, многие остаются патриотами, сохраняя язык, грамотно используя устную и письменную речь, чтят свою национальную культуру.
    Соглашаюсь по поводу шаблонности мышления нынешней молодежи, не умеющей самостоятельно мыслить. И в методах воспитания существует много формальностей, сделали отчет – презентацию, написали очередной социальный проект и поставили галочку в патриотическом воспитании.
    Но утверждение о том, что патриотизм зависит исключительно от гуманитарного знания и что гуманитарное образование отсутствовало последние 100 лет, вызывает сомнение. Неужели в Великой Отечественной Войне 1941-45 гг. одержали победу, люди чуждые патриотизма и лишенные гуманитарного знания. Почему в статье идет привязка к 17 году «Период после 1917 года — время неслыханного упрощения культуры» ну не ужели до 17 года патриотизм присутствовал в сознании русского человека исключительно из -за высокого гуманитарного знания? Интересно, какой IQ был у Григория Мелихова (Тихий Дон), или каково было гуманитарное знание Андрея Соколова (Судьба человека)?
    «Формирование (через прирастающие поколения) нового народа России». Да каждая эпоха требует от человека изменений, нужен «новый» человек с качественно другой «начинкой». А старому народу России куда изволите? На свалку всех…
    А кто простите, будет воплощать в жизнь эти задачи? Те, кто прошел школу в «ужасные девяностые», а высшее образование получил в «нулевые» годы?
    «Времена не выбирают
    В них живут и умирают».

Комментарии запрещены.