НАДО ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ДОГОНЯЮЩЕЙ МОДЕЛИ ОБРАЗОВАНИЯ

Опубликовано в печатной версии журнала. Вып. № 1.


О программах проектной и учебно-исследовательской деятельности, об электронных образовательных ресурсах и дистанционных системах поддержки образовательной деятельности, о том, как обеспечить индивидуализацию обучения в современной школе — в интервью Александра КОНДАКОВА, руководителя группы разработчиков ФГОС.

— Александр Михайлович, как вы считаете, в чём смысл Года российской истории?

— Я с большой опаской отношусь к тому, что объявляется «год чего-то». У нас, как правило, это превращается в определённую кампанию с некоторыми финансовыми издержками и не всегда значимым результатом.

Подобного рода вопросы должны серьёзно готовиться и обсуждаться в обществе, должна быть определена позиция по отношению к таким вопросам, и сама тема должна быть очень важным элементом гражданской консолидации как предпосылки для проведения подобного мероприятия.

Сегодня мы недостаточно внимания уделяем отечественной истории. Мы ссылаемся на неё, приводим примеры, но мы не любим свою историю, не занимаемся ею системно, мы до сих пор не определили своё отношение к важнейшим историческим событиям с позиций сегодняшнего дня, не определились с оценкой более чем тысячелетнего периода российской истории и той ролью, которую Россия сыграла во всемирной истории. Мы до сих пор не смогли ответить себе и своим детям на вопрос о том, что произошло в России за последние 20–25 лет.

Поэтому очень важно, чтобы 2012 год позволил ответить на эти вопросы, взглянуть по-новому на историю России с позиций основной задачи, которую мы сегодня решаем, а именно: построение гражданского общества в Российской Федерации, где история играет важнейшую объединяющую роль.

Надо сказать, что наше образование фактически лишено гуманитарной составляющей. Мы до сих пор основываемся на тех концепциях содержания образования, которые были сформулированы более 50 лет назад. Сегодня, рассматривая образование как ведущую социальную деятельность общества, как институт социализации, который призван заложить основы будущего страны, мы с полной ответственностью должны отнестись к формулированию новых задач гуманитарного образования.

— Какие изменения происходят в российской системе образования? Соизмеримы ли новые тенденции в развитии образования с мировым опытом? Является ли в условиях глобализации российская система образования автономной по отношению к мировым процессам?

— В российской системе образования происходит большое количество существенных изменений. В чём-то они соизмеримы с мировым опытом, в чём-то нет. В целом есть много позитивных тенденций. Главная проблема сегодня в том, что к развитию системы российского образования не подходят с системных позиций. Простите за тавтологию, но мы до сих пор рассматриваем систему образования как некий затратный блок в социально-экономическом устройстве государства, не опираясь на него как на системообразующий ресурс развития личности, общества и государства. Мы вкладываем огромные деньги в кажущиеся значимыми проекты и не понимаем, что без целостного взгляда на роль системы образования в развитии нашего общества мы будем ещё очень долго говорить о необходимости повышения эффективности бюджетных расходов.

— Что понимается под новой парадигмой образования? Как можно популярно объяснить смысл этого теоретического понятия педагогам-практикам?

— Новая парадигма образования — это прежде всего деятельностная парадигма. И мы наконец-то завершаем переход от знаниевой (ЗУНовской) парадигмы к парадигме деятельностной и возвращаемся к триаде Эльконина «деятельность — образование — личность», обучение и образование в деятельности. И тут не надо прилагать колоссальные усилия для того, чтобы донести этот термин до педагогов-практиков — для них здесь нет ничего нового. Благодаря реализации системно-деятельностного подхода мы смогли достаточно серьёзно оптимизировать деятельность учащихся, направить её на формирование ключевых компетенций, которые абсолютно необходимы человеку в современных условиях, реализовать принципы междисциплинарности и метапредметности в образовании. Это самые главные результаты нашей работы, отражающие сущность новой парадигмы.

— Когда-то советское образование было одним из лучших в мире. Может быть, оптимальное решение в том, чтобы вернуться к советской системе школьного образования?

— Я категорически против возвращения к советской системе школьного образования. То, что когда-то было хорошо, не может быть хорошо сегодня. Мир необратимо движется вперёд семимильными шагами. Чем дольше мы будем вздыхать по «лучшему в мире образованию», тем дальше будем откатываться назад в мировых рейтингах развития системы образования.

Поэтому сегодня надо категорически отказаться от догоняющей модели образования, которая была свойственна России начала 1990-х — 2000-х годов, и использовать опережающие модели образования, придерживаясь тех стратегических ориентиров, которые ставят перед собой общество и государство. Только в таких условиях система образования выполнит свою историческую миссию.

Я с уважением отношусь к той системе, которая дала образование, в том числе, и мне, но категорически не согласен со стенаниями по поводу необходимости возврата к ней и считаю это не только лукавством, но и провокацией.

— Зачем всё-таки нужно было разрабатывать новые образовательные стандарты? Чем собственно не устраивают стандарты первого поколения (ФК ГОС), принятые в 2004 году?

— Не устраивают потому, что не дают ответов на фундаментальные вопросы, чему и как учить школьников, не решают задачу модернизации экономических отношений в образовании.

Самым серьёзным достижением Министерства образования и науки Российской Федерации за последние десятилетия я считаю трактовку 7-й статьи Закона РФ «Об образовании» в определении федеральных государственных образовательных стандартов как системы требований к результатам освоения, к структуре и условиям реализации основной образовательной программы. Это позволило выстроить достаточно внятную и сбалансированную модель ФГОС, а также впервые учесть требования общества и государства к результатам образования и превратить стандарт не только в инструмент реализации Конституции Российской Федерации, но и в инструмент построения гражданского общества в России, поскольку сегодня такой стандарт является в каком-то смысле общественным договором. Возникла возможность впервые внятно прописать требования к материально-техническим, информационным и методическим условиям, поднять на должный уровень вопрос о структуре основной образовательной программы, где образование реализует не только общественное (то, что принято обществом и считается необходимым для всех), но и личностно значимое благо, которое реализуется в части, организуемой участниками образовательного процесса, и удовлетворяет запросы семьи и ребёнка. Я подчёркиваю, что обе эти части являются обязательными к финансированию из бюджета и укладываются в тот норматив часов, который заложен санитарно-гигиеническими нормами и правилами.

Я считаю важнейшим достижением то, что мы ушли от предметоцентризма, от доминанты предметного лобби и смогли определить преемственность между дошкольным и школьным образованием, а также школьным и профессиональным образованием.

— Зачем образовательные учреждения должны разрабатывать и утверждать основную образовательную программу начального, основного, а впоследствии и общего среднего образования? В чём смысл этих инноваций?

— То, что школа сама разрабатывает и утверждает основную образовательную программу, — это очень важный момент. Это значительно демократизирует учебный процесс, повышает его качество и ответственность образовательных учреждений, за-ставляет их работать на результат.

Я думаю, что потребуется пять (может быть, семь) лет для того, чтобы школы привыкли работать в этой новой парадигме. На сегодняшний день они имеют модельные документы, на которые могут опираться в своих разработках и которые могут использовать в своей деятельности. Поэтому переход к самостоятельной разработке и утверждению программы не повлияет на качество учебного процесса.

— Какие изменения прогнозируются в развитии учебно-методического обеспечения образовательного процесса?

— Оно безусловно тесно связано с развитием информационно-образовательной среды и онлайн-сопровождением. Мы достаточно активно работаем в этом направлении. На сегодняшний день учебник с диском — это норма, а не исключение. Но думаю, что к 2015 году нормой будет уже онлайн-сопровождение. Появление планшетных компьютеров, презентация 19 января 2012 года в музее Гуггенхайма конструктора электронного учебника компании Apple — это огромный прорыв вперёд, и мы очень внимательно следим за подобными изменениями.

— Какой же в целом должна стать современная школа? Есть ли смысл говорить об индивидуальной образовательной траектории каждого учащегося? Не утопична ли задача перехода к индивидуальным образовательным траекториям?

— Современная школа — это школа равных возможностей, индивидуальной образовательной траектории каждого учащегося, и ничего утопичного в этом нет.

Программы проектной и учебно-исследовательской деятельности, электронные образовательные ресурсы и дистанционные системы поддержки обучающихся, открытая образовательная среда — всё это обеспечивает реальную индивидуализацию процесса обучения в современной школе в рамках ФГОС.

Конечно, без подготовки учителя никакие даже самые замечательные и передовые мысли и идеи не получат развития. В связи с этим хочу сказать, что система отечественного педобразования не хочет реагировать на те изменения, которые происходят в школьном образовании. Это плохо, это неприятно, но это факт.
В разработке стандарта и в работе с регионами по его апробации мы опирались на институты повышения квалификации и развития образования.

На сегодняшний день успешность введения стандарта в начальной школе не должна успокаивать. К сожалению, ситуация в основной школе будет совершенно другая. Если в начальной школе был один учитель (или 2–3 учителя), были вполне понятные, хотя и сложные механизмы перехода к новым образовательным стандартам, то в основной школе это уже взаимодействие многих учителей при решении общих задач. Это задачи реализации междисциплинарных подходов, формирования метапредметных учебных действий, новой образовательной среды учащихся, а также учительских команд, которые позволят реализовать этот стандарт.

Мы, разработчики, стараемся уже в начальной школе сделать максимум того, что облегчит решение этой задачи, но от нас не всё зависит, и без серьёзной поддержки со стороны системы повышения квалификации и переподготовки учителей нормального и безболезненного перехода на стандарт основной школы просто не получится.

Вопросы подготовил Евгений Вяземский
Ответы записала Наталья Барташевич

НАДО ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ДОГОНЯЮЩЕЙ МОДЕЛИ ОБРАЗОВАНИЯ: 2 комментария

  1. Какие преобразования? Вы в школах были? У меня в кабинете нет даже компа и мультимедийки? О чём речь???

    • ужас!! какое преобразование, если учителя получают грамоты, категории, заслуги по связям. а кто действительно работает, того не ценят, и он так и пашет на город, район, но без всяких заслуг. Порой ему показывают на дверь, а на его место принимают бездаря,зачастую без образования и сразу же категорию дают.

Комментарии запрещены.